127 лет со дня рождения Глазунова Василия Афанасьевича- первому командующему ВДВ

127 лет со дня рождения Глазунова Василия Афанасьевича- первому командующему ВДВ

Современные десантники, вспоминая славную историю ВДВ, говорят: Маргелов – наш десантный батя, а Глазунов – десантный дед.

Высадка десанта посадочным способом за линией фронта.

Василий Филиппович Маргелов был назначен командующим ВДВ в 1954 году, и именно он создал то, что сегодня мы и знаем как воздушно-десантные войска. За четверть века Маргелов превратил ВДВ в элиту советской, а потом и российской армии. Десантники в шутку расшифровывают аббревиатуру ВДВ как «войска дяди Васи». А «дедом» этих войск тоже был «Вася» – Василий Афанасьевич Глазунов: первый командующий ВДВ в 1941-1943 годах – в самый трудный период войны.

Почему первым командиром ВДВ стал Глазунов? Все очень просто, потому что все слишком трагично и сложно. Из бедных крестьян, участник Первой мировой, служил в разведке (Василий Афанасьевич позднее вспоминал: «Служба в разведке мне нравилась как бойкое место в наземных войсках»), потом Гражданская война, Туркестан… Ловишь себя на мысли, что пересказываешь биографию красноармейца Сухова. Советско-финская война, как репетиция. И, наконец, Великая Отечественная.
Война для генерала Глазунова, командира 3-го воздушно-десантного корпуса, началась с жестоких и неравных боев за Киев. Однако десантники не только отстояли свои рубежи, но и сумели отбросить части вермахта, которые с легкостью одолели всю Европу. Некоторые из них, наверно, еще совсем недавно победно маршировали по улицам беззаботного Парижа…
А впереди были еще более тяжелые испытания – битва за столицу и контрнаступление под Москвой. Под руководством Глазунова с января по февраль 1942 года была проведена Вяземская воздушно-десантная операция, в ходе которой в тыл врага было десантировано более 15 тысяч человек. Они сражались пять месяцев. При этом у десантников было лишь легкое вооружение, минимум продовольствия и боеприпасов.
Бывший офицер вермахта А. Гове в книге «Внимание, парашютисты!» напишет: «Высаженные русские парашютисты в течение многих дней удерживали в своих руках лес и, лежа при 38-градусном морозе на положенных прямо на снег сосновых ветках, отбивали все немецкие атаки… Русский десант в нашем тылу чувствовал себя как дома… Лишь при поддержке прибывших из Вязьмы немецких самоходных орудий и пикирующих бомбардировщиков удалось освободить дорогу от русских».
И уже тогда в немецких войсках стали рассказывать триллеры, если говорить на современный лад, о «сумасшедших русских в тельняшках».
В 1944 году Глазунов командовал 4-м гвардейским стрелковым корпусом, освобождал Днепропетровск, за что получил звезду Героя Советского Союза.
А вторую он получит за операцию по удержанию и расширению плацдарма в районе Кюстрина в феврале-марте 1945 года. Кюстрин – это ключ к Берлину, до которого всего-то оставалось сто километров. Фашисты создали там мощный укрепрайон. Глазунов вспоминал: «Под городом Кюстрином… мы взяли в плен одного немецкого офицера. Он ехал из Берлина, из германского генерального штаба, в гарнизон Кюстрина с приказом обороняться насмерть, раздав оружие даже местному населению… Привели его ко мне. Вижу – держится гордо, даже надменно. Угостил я его чаем, он размяк несколько и говорит: «Признаться, ни армия наша, ни население не верят больше в победу Германии. Но солдаты наши будут драться до последнего. Таков приказ, а мы, немцы, дисциплинированные солдаты!»
Но и Кюстрин пал. А о падении Берлина и конце Третьего рейха первый командующий ВДВ напишет и вовсе лаконично: «К вечеру (30 апреля) пришли с белым флагом немецкий полковник, два офицера и переводчик и просили, чтобы мы приняли их начальника генерального штаба Кребса для важных переговоров»…
Николай Николаевич Страхов еще в 1871 году дал очень верное определение германцам – «ученые варвары». И действительно! Они с методичностью саранчи уничтожали все на своем пути. Во время Великой Отечественной войны наши музеи потеряли почти миллион двести тысяч единиц хранения. Сводный каталог награбленного и уничтоженного фашистами имущества составляет 18 томов в 50 книгах. Разрушено 1710 городов и поселков, более 70 000 деревень, 32 000 промышленных предприятий. 30% национального богатства Советского Союза! Для сравнения: во Франции эта цифра составила всего лишь полтора процента.
Но еще Н.В. Гоголь верно заметил: «Если у русских останется только один хутор, то и тогда Россия возродится». В общем, «никто, кроме нас».
Автор Владимир Бычков, радио Sputnik
2022-12-21T17:50:42+03:00 20 декабря, 2022|Новости, События|